вторник, 1 ноября 2016 г.

У журналистов больше

Читаю материал на "Афише". Панические атаки и что с ними делать (ознакомиться можно вот тут). У молодой мамы панические атаки уже четыре года. У гитариста Echoes and Signals они были несколько месяцев. А у журналиста Михаила Ларсова они постоянно.
Привет, Михаил. Ты, кажется, мой брат не только по профессии. Впрочем, у меня никогда не случалось панических атак ночью и мне не кажется, что меня кто-то преследует. Зато иногда я могу сидеть в офисе, а потом неожиданно выбежать, потому что начинаю задыхаться, и сердце бьется так часто, что подступает к горлу.
Это случается очень редко, но все же случается. И профессия тоже дает о себе знать: нервный фон ложится на нервную реальность, и тогда что-то в моих механизмах начинает работать не так. Будто в колесики попадает посторонний предмет, типа карандаша.
У меня нет психических расстройств, я не угрожаю ни себе, ни окружающим. Я вообще не всегда боюсь. Но когда-нибудь все наваливается, и я становлюсь журналистом Ларсовым: мне нужны люди рядом и разговоры на отвлеченные темы.


Ну а если наступает крайний случай и рядом совсем никого 
— нужно хотя бы очень романтическое кино с красивым героем. Я такие всегда припасаю на будущее.

Мужчина дня: Сэм Шепард
в фильме "Дни жатвы"

четверг, 25 августа 2016 г.

Жизнь взаймы

Жизнь взаймы — это про меня. Я не большой фанат этой книги, нет (прости, Ремарк). Я просто живу взаймы, и мне буквально сейчас об этом напомнили.
Да, я уже совсем взрослая, хожу на работу пять дней в неделю, плачу за квартиру, за воду, за интернет. Мне едва хватает, но я чего-то схватываю, подрабатываю, кручусь как могу. От родственников принимаю деньги на только по праздникам и в общем ни у кого ничего особенно не прошу. Но все равно знаю, что живу взаймы.
Правда временами я забываю, что и квартира, в которой я живу, и мебель, на которой я сижу, сплю, готовлю, работаю и ем, 
— это все не мною купленное. Ощущаю себя почти богачкой... Ну ладно, просто спокойной и состоявшейся барышней. Я всем этим имуществом бодро распоряжаюсь, а потом хоп — и меня простят отчитаться, что там как, да достаточно ли чисто и не потеряны ли чеки от вон того шкафа.
Ну вроде бы ничего обидного, но тут же спускаешься с небес на землю. Чувствуешь, будто ничем больше не владеешь. Как с домашним животными: просто недолго присматриваешь за тем, что на тебя по счастливой случайности свалилось. И все же, даже если моя жизнь взаймы, я люблю ее. Хорошо, что мне ее такую кто-то занял.

Мужчины дня: Эдвард Нортон и Брэд Питт


среда, 24 августа 2016 г.

Самая ценная валюта


Честность сегодня  самая ценная валюта. Вот я рассказываю коллегам, как отдыхала в Сухуме: что захожу, мол, в ресторан, а гордая абхазская официантка мне с порога заявляет: "Ждать меня будете полчаса! Вас у меня много, я одна, не жалуйтесь".
Ну а что, сказали коллеги, зато честно.
Смех смехом, а за честность мы готовы многое простить. И что обидно, и что больно  главное же честно. Многие со мной не согласятся и скажут, что для душевного спокойствия лучше жить как живется, ни во что не лезть, лишнего не спрашивать — а то получишь на свою же голову страданий. Но я против, я за честность. Радикально?
Честно говорить жене, что поглядываешь на другую. Честно говорить мужу, что больше его не хочешь. Честно сказать знакомому, что держишь его в ухажерах из тщеславия, а вообще тебе на него до лампочки. Честно говорить детям, что вообще-то их не планировал, и родителям, что когда-то вытащил из кошелька сто рублей, из-за которых они вдрызг перессорились, когда собирались в отпуск.
В общем, в любой непонятной ситуации возьми и брякни правду. Потому что за всяким поступком есть какой-нибудь мотив, и выгадывать его годами, мысленно возвращаясь и возвращаясь к болезненной ситуации, плохо и вредно. Лучше сразу  как бинт с свежей раны. Чтобы не пророс.

Кстати, коллега рассказала встречную историю о том, как путешествуя по Абхазии ее товарищ пытался приготовить макароны местного производства. При варке макароны растворялись, и этот фокус мужчина проделывал в присутствии любого, пожелавшего оказаться в свидетелях, пока разгадка не вскрылась: все составляющие, помимо клейстера, их соединявшего, оказались, во-первых, ворованными, во-вторых, чисто декоративными. Тем временем 8 полос нашего журнала растворились, как абхазские макароны. Но никто особо не заметил.


Мужчина дня: Кирилл Пирогов
Кадры из фильма: "Орел и решка"


пятница, 19 августа 2016 г.

Достаточно


Сидим в редакции, обсуждаем, как это все достало. Хорошего понемногу, ведь так? Двадцать пять лет — и достаточно! Дальше лучше уже не будет, правда же? Остановите, я сойду.


Ладно, не верьте мне. Фото красивых мужиков начну постить и успокоюсь.


Мужчина дня: Александр Абдулов
Кадр из фильма: "Обыкновенное чудо"


Четыреста капель валерьянки и салат


Наткнулась на пост о том, почему барышни, потерявшие всякий смысл жизни годам к 25, пьют и даже не поют. Я вот пью, но как-то особенно не спрашивала себя, почему. Попробуем сличить с мнением автора статьи. Весело и красиво пить девушек моего возраста, по его уразумению, заставляют в первую очередь мужчины. Мужчины, а также отсутствие мужчин, расставание с ними, особенно - ранний развод, стресс, тоже обычно связанный с мужчиной, ну или в крайнем случае с никчемной работой, отчаяние (угадайте, с чем связано), секс с первым попавшимся (с тем самым единственным ведь уже случился если не развод, то крайне душещипательное расставание), ну и, конечно, то, что на нашу юность пришелся пик антипропаганды наркотиков, так что алкоголь кажется нам мягким и добрым, совсем не смертельным.
Мы пьем, чтобы сегодня было лучше. Чтобы сегодня прошло мягко, незаметно затянув в темноту и ночь, в которой без легкого градуса одиноко и очень страшно. Мы пьем, чтобы стать ближе с какими-нибудь знакомыми, незнакомыми или даже друзьями, которые нам на самом деле не очень-то нужны, чтобы все протекало легче, плавнее, веселее, чтобы не было неловких пауз, от которых в любом другом состоянии неприятно и неловко.
Мы пьем, чтобы не видеть, что нами не интересуются, чтобы уставясь в миску с какими-нибудь классными закусками не смотреть в глаза на тебя не смотрящего. Мы пьем, чтобы не есть, потому что и так кажемся себе едва в форме, потому что следим за всем и всегда, но что-нибудь нас обязательно не устраивает. Мы пьем, чтобы вечером прийти в остывающую постель и спокойно обнять мужчину, который не обнимает нас в ответ. Или для того, чтобы забыть гордость и попросить его обнять тебя. Или  о ужас  подобраться к нему, спящему, поднять его руку и просто положить на себя. Ведь на трезвую голову представить себе это и не расплакаться невозможно.
Итак, я спросила своих подруг  нас, двадцати-с-чем-то-летних  что заставляет нас пить. Группа девочек, давно находящихся в стабильных отношениях, заявила, что все это не про них: страдания, смятение, страх. Пьют они для того, чтобы пить, и вообще потому что вкусненько. Ну или иногда  чтобы умчаться на колеснице веселья в угар вечеринки. Разверзшейся передо мной пучины тьмы с уходящей из под ног землей, вызванной ужасом от содержания статьи, они не разделили. Идем к другим.
Снос бошки, веселый беспредел, отчаянные приключения... И все-таки стремление заглушить боль, не жалея ни денег, ни здоровья, после недолгих исканий были обнаружены. И с мужчинами у этих девушек уже не так стабильно как у первой опрошенной группы. То есть они есть, но уверенности в них нет. В общем. Алкоголизм молодых и красивых, интересных и талантливы, вся вот эта пугающая безвыходность  мы это всё из-за мужчин?


Кадры из фильма "Дни жатвы"